Верховный Суд Российской Федерации высказал позицию относительно включения в реестр требования аффилированных лиц.

2019-03-15 16:50:48
Стоит отметить, что в последнее время Верховным Судом Российской Федерации (далее – ВС РФ) с завидной частотой принимаются решения в рамках правоприменительной практики в сфере банкротства. Указанное обусловлено, на наш взгляд, актуальностью рассматриваемых правоотношений, спорностью отдельных конкретных ситуаций, а также направленностью на достижение цели, выраженной в установлении единообразия правоприменительной практики. Так, Определением ВС РФ от 04.02.2019 № 304-ЭС18-14031 по делу                        № А81-7027/2016 (далее – Определение) поставлена точка в очередной чехарде судебных решений. Для понимания дальнейших выводов необходимо обратиться к сути сложившегося спора. Так, Плешков С.В. в статусе индивидуального предпринимателя и как физическое лицо обратился в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ООО «Анкор Девелопмент» (далее – должник) требований в размере 657 798 323 руб. 35 коп. и 27 200 000 руб. задолженности по договорам займа соответственно. Как следует из материалов обособленного спора, между должником и Плешковым С.В. заключены: договор процентного займа от 29.07.2011, договор новации от 18.08.2015, в соответствии с которыми последний предоставил должнику денежные средства в сумме 804 000 000 руб. (невозвращенный остаток составляет 657 798 323 руб. 35 коп.); договор беспроцентного займа от 28.04.2014 на сумму 50 000 000 руб. (невозвращенный остаток составляет 27 200 000 руб.). При этом, должник входит в группу компаний «Анкор» (далее - ГК «Анкор»), мажоритарным участником которой является Плешков С.В. В данной связи Определением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 20.11.2017 в удовлетворении заявления отказано со ссылкой на создание между аффилированными лицами искусственного кругооборота денежных средств в результате льготного продолжительного кредитования в форме займов, а также на поведение потенциального кредитора по наращиванию подконтрольной кредиторской задолженности при наличии в этот же период значительной просрочки исполнения обязательств по кредитным договорам. Кроме того, судами установлено, что должник и другие юридические лица (общества «Северная Генподрядная компания» и «Анкор Инвест»), созданы одновременно для реализации проекта по строительству и дальнейшей эксплуатации торгового центра «Солнечный» (далее - ТЦ). Для привлечения денежных средств на строительство ТЦ заключены кредитные договоры с ПАО «Сбербанк России» (далее – банк), по условиям которых ГК «Анкор» должна согласовывать с банком любое заимствование денежных средств и гарантий, должник обязан обеспечить высокие показатели финансовой устойчивости и предоставлять подтверждающие целевое использование кредитных средств документы (исключительно на финансирование выполненных работ по объекту и на приобретение оборудования для объекта). В кредитных договорах с банком содержалось в том числе условие о том, что требования участников ГК «Анкор» перед банком не субординируются. Соответственно ВС РФ сделан вывод о природе такого условия, которое может рассматриваться как действия, направленные на заключение впоследствии соглашения между кредиторами о порядке удовлетворения их требований к должнику. Таким образом, договорившись об этом, банк (и как следствие его правопреемник ООО «Нефтесервис») согласился с тем, что требования участников группы компаний должника могут быть ему противопоставлены без возражений по мотиву необходимости понижения их очередности. При этом не имеется каких-либо оснований полагать, что данное условие договора не применяется в процедуре банкротства. Напротив, экономические мотивы урегулирования отношений подобным образом обусловлены, в первую очередь, возможным банкротством заемщика в будущем. Следовательно ВС РФ отмечено, что соглашение о порядке удовлетворения требований кредиторов, а как следствие, и условия о возможности противопоставления требований кредиторов, не заключивших такое соглашение, без понижения очередности удовлетворения требований последних не только могут быть применены в деле о банкротстве, но и, по своей природе, направлены на защиту интересов кредиторов при банкротстве должника. ВС РФ принял во внимание также тот факт, что механизм привлечения средств для строительства ТЦ не скрывался от независимых кредиторов должника, с учетом достигнутой с мажоритарным кредитором договоренности по поводу несубординации требований аффилированных к должнику лиц, пришел к выводу об отсутствии оснований для понижения очередности погашения задолженности перед Плешковым С.В. Кроме этого, по условиям кредитных договоров банк обладал всей полнотой информации о финансовом состоянии и корпоративной структуре должника и ГК «Анкор», привлеченных инвестициях, имел право прекратить финансирование либо потребовать досрочного возврата кредита в случае ухудшения экономических показателей. Обязательства должника по кредитным договорам обеспечивались поручительствами аффилированных лиц, а также залогом недвижимого имущества (Торгово-развлекательного центра «Гудзон», торгового центра «Вертолет» и земельных участков под ними), иного имущества. Таким образом, банк изначально имел намерение финансировать строительство объекта совместно с ГК «Анкор», являясь по сути соинвестором. Более того, в дальнейшем между банком и участниками должника велись переговоры о приобретении банком 51% долей в уставном капитале должника в счет задолженности по кредитным договорам. Таким образом, фактически банк рассматривал участников должника как своих партнеров по строительству ТЦ. В такой ситуации оснований возражать при рассмотрении настоящего спора против требований участника должника у правопреемника банка не имелось. После ознакомления с мотивировкой решения суда нами сделан вывод, что ВС РФ на постоянной основе указывает и необходимости тщательного рассмотрения каждого дела, учитывая конкретные обстоятельства для установления сущности возникших между кредитором и должником отношений. Так, в силу абз. 8 ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Федеральный закон № 127-ФЗ) к числу конкурсных кредиторов не могут быть отнесены участники, предъявляющие к должнику требования из обязательств, вытекающих из факта участия. По смыслу названной нормы к подобного рода обязательствам относятся не только такие, существование которых прямо предусмотрено корпоративным законодательством (выплата дивидендов, действительной стоимости доли и т.д.), но также и обязательства, которые, хотя формально и имеют гражданско-правовую природу, в действительности таковыми не являются (в том числе по причине того, что их возникновение и существование было бы невозможно, если бы заимодавец не участвовал в капитале должника). В этой связи ВС РФ указано, что при оценке допустимости включения основанных на договорах займа требований участников следует детально исследовать природу соответствующих отношений, сложившихся между должником и заимодавцем, а также поведение потенциального кредитора в период, предшествующий банкротству. В частности, предоставление должнику денежных средств в форме займа (в том числе на льготных условиях) может при определенных обстоятельствах свидетельствовать о намерении заимодавца временно компенсировать негативные результаты своего воздействия на хозяйственную деятельность должника. В такой ситуации заем может использоваться вместо механизма увеличения уставного капитала, позволяя на случай банкротства формально нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность с противоправной целью последующего уменьшения в интересах должника и его аффилированных лиц количества голосов, приходящихся на долю независимых кредиторов, чем нарушается обязанность действовать в интересах кредиторов и должника. При таких условиях с учетом конкретных обстоятельств дела суд вправе переквалифицировать заемные отношения в отношения по поводу увеличения уставного капитала по правилам п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) либо при установлении противоправной цели - по правилам об обходе закона согласно п. 1 с. 10 ГК РФ и абз. 8 ст. 2 Федерального закона № 127-ФЗ, признав за прикрываемым требованием статус корпоративного, что является основанием для отказа во включении его в реестр. В конкретной ситуации при отсутствии доказательств выдачи Плешковым С.В. займов с целью компенсации негативных результатов его воздействия на хозяйственную деятельность должника либо сокрытия кризисной ситуации от кредиторов, транзитного характера перечислений с целью создания искусственной задолженности, ВС РФ счел невозможным признать возникшие отношения корпоративными. Следовательно, при рассмотрении заявлений о включении в реестр требований кредиторов – участников должника судам надлежит руководствоваться разъяснениями ВС РФ, данными в Определении, с целью установления сущности возникших отношений, целей их возникновения, в том числе и прикрываемых.
← к списку новостей