История про полисы: древнегреческие и страховые. Как страховщики обходят "период охлаждения"

История про полисы: древнегреческие и страховые. Как страховщики обходят

Обычно неправильное понимание слов ведёт к неправильному пониманию сути вещей и ситуаций – в этом и заключается смысл такой неприятности, как например «языковой барьер». Абсолютно все трудности в обучении связаны именно с неверным пониманием каких-либо слов и терминов.
Однажды наш клиент купил страховой «полис». У историков это слово сразу ассоциируется с древнегреческим городом (в переводе с греч. «полис» означает «город»). Но у этого слова есть и другой более глубокий исторический смысл. Пересекая ворота «полиса», человек сам того сознательно не желая, соглашался с тем, что на него распространяются законы этого «полиса», которые он не читал, не видел и даже не знает об их существовании. Более глубокий смысл слова полис следующий – набор законов и правил, с которыми человек согласился, но которые не читал. В современной российской юридической практике под «страховым полисом» понимается договор страхования. И, как правило, эти «договоры страхования» выглядят как маленькая бумажка, в которой содержится ссылка на где-либо опубликованные условия договора – посмотрите на свои полисы медицинского страхования, и вспомните – вы действительно читали и вникали в опубликованные условия ?
А что из себя представляет согласие с условиями страхового «полиса» ? Разве только подпись? Юридическая наука разделят согласие стороны договора на «волевое» и «юридическое». Под первым можно понимать эмоциональное стремление заключить договор с чётким осознанием того, что человек делает для его заключения и исполнения. Под вторым – подпись под документом, в котором написано об этом согласии, однако не обязательно подписавший прочитал этот документ и эмоционально не стремится к реализации этого согласия.

Юридическая наука называет противоречие между «волевым» и «юридическим» согласием «пороком воли», и склоняется к признанию сделок, совершённых с «пороком воли», недействительными: занимается своего рода разрушением «полиса». Однако в судебной практике такое происходит в порядке исключения.
Об одном таком исключении наша история.
В Краснодарский офис «Единого центра защиты» обратился клиент с проблемой следующего характера: он смог уложиться в т.н. «период охлаждения» и отказался от навязанной страховки в положенные по указанию Цетробанка 14 дней, однако страховщик («Ренессанс-Жизнь») попытался обойти указание Регулятора и указал в «общих полисных условиях», что денежные средства, оплаченные в качестве страховой суммы, естественно будут возвращены, но за вычетом т.н. «административных расходов», которые составляют 95% от оплаченной страховой суммы. В итоге страховщик вернул клиенту только 5% от страховой суммы, и это не устроило нашего клиента.
Что есть у страховщика в таком споре – юридическое согласие нашего клиента на полисные условия, а что есть у нашего клиента – «Единый центр защиты».
Уже на стадии анализа документов юрист знал, что на практике страховые компании разделяют свои договоры на общие и индивидуальные части. Индивидуальные части клиенты носят с собой – в них содержатся их персональные данные, их подписи и ссылки на «общие полисные условия». А вот «полисные общие условия», как уже говорилось выше, где-то опубликованы – это условия договора, обязательные для всех застрахованных лиц в совокупности.
При анализе судебной практики юрист обнаружил, что эти самые общие «полисные условия» в части, допускающие удержание с клиента «административных расходов», признаны недействительными в другом уже русском «полисе» - в Новокузнецке: имеется решение Центрального районного суда города Новокузнецка.
В Древней Греции город-полис был синонимом государства, и античные политики и философы считали, что размер государства должен быть таким, чтобы всё это государство можно было рассмотреть с самой высокой башни в городе. Но у строителей российского государства было другое мнение, и, как следствие, решение принятое судом в одном из городов России обязательно к исполнению на всей её территории.
И юрист пришёл к выводу, что со стороны страховщика имел место обман: страховщик использует в своей работе условия, которые ранее были признаны судом недействительными.
Указание на это ранее принятое решение другого российского суда настолько выбило страховщика из колеи, что представитель страховой компании посетил все судебные заседания, назначенные против его страховой в тот день, кроме нашего судебного заседания.

Удовлетворение иска уже было вопросом времени, которое провёл судья в совещательной комнате (немного, порядка минуты).

Над делом работал юрист краснодарского офиса юридической службы «Единый центр защиты» А.О.Есилевский.